Ткачёв, М. А. Военное зодчество Белоруссии ХIII–ХVIII вв. (по памятникам северо-западной и юго-западной Белоруссии): автореферат кандидатской диссертации

Ткачёв М.А. Военное зодчество Белоруссии ХIII–ХVIII вв. авторефератНазвание: Ткачёв, М. А. Военное зодчество Белоруссии ХIII–ХVIII вв. (по памятникам северо-западной и юго-западной Белоруссии) : автореф. дисс. … канд. ист. наук : 07.00.06 — археология / М. А. Ткачёв ; Институт истории Академии наук Белорусской ССР. — Минск, 1972. — 47 с.

Характеристика: Военное зодчество Беларуси является неотъемлемой частью средневековой белорусской культуры. Укрепления древних городов и замков, свидетельствуют о патриотизме и колоссальном труде, отданном делу защиту родной земли. Древние замки — активные участники многих битв белорусов за свою независимость, непосредственные очевидцы немалого числа одержанных побед.

Помимо собственно фортификационных сооружений, к предмету исследования отнесены также приспособленные к обороне (инкастеллированные) храмы, которые выразительно характеризуют одну из ярких черт белорусского средневекового зодчества. Районом исследования избраны западные территории современной Беларуси, где расположено значительное количество памятников, представляющих большой научный интерес. Преимущественная разрушенность древних сооружений предопределила их археологические раскопки в качестве главного метода исследований. В основу диссертации М.А. Ткачёва положены итоги археологических исследований 1969–1972 гг. в Новогрудском, Гродненском, Лидском, Кревском, Мирском, Геранёнском, Мядельском, Лепельском, Иказненском, Каменецком и других замках. Археологические данные в диссертации во многих случаях сочетаются с письменными и графическими архивными документами, выявленными автором в архивах, музеях и рукописных фондах библиотек СССР. Отдельные документы получены из архивов Польши и ГДР.

В ХIII в. многие земли современной Беларуси вошли в состав Великого княжества Литовского. Сооружение мощных каменных замков в Новогрудке, Лиде, Крево, Медниках, Городне и других местах, а также деревоземляных укреплений Полоцка, Менска, Друцка, Браслава оказалось возможным лишь благодаря наличию здесь давних строительных традиций и высококвалифицированных кадров градорубов и каменщиков-«муралей». В конце ХII — первой половине ХIII в. произошли существенные изменения в тактике нападения и защиты укреплённых пунктов. Вместо пассивной осады всё чаще стал применяться прямой штурм, который поддерживался действиями камнемётных машин. В противовес новому тактическому приёму захвата укреплений появились новые приёмы организации обороны и новые формы оборонительных сооружений. Например, в Гродно уже в ХII в. строятся каменные башни. Затем, под влиянием западных соседей, на белорусских землях сформировалась новая тактическая схема организации защиты городов. Основным узлом их обороны стала мощная каменная башня — донжон. Такие башни являются характерной чертой средневековой военной архитектуры стран Европы IX–ХIII вв.

Из летописей известно, что башни-донжоны во второй половине ХIII в. имелись в Каменце, Гродно и Берестье. Археологически прослежены остатки донжона в Новогрудке. С большой долей вероятности можно предполагать наличие башен-донжонов в Турове и Полоцке.

В первой половине ХIV в. натиск крестоносцев на литовские и белорусские земли значительно возрос. В ответ на главных маршрутах рыцарских нападений были возведены мощные каменные замки в Лиде, Крево и Медниках (Мядининкае). По своим планировочно-фортификационным особенностям они близки к рыцарским замкам-кастелям, построенным крестоносцами в ХII–ХIII вв. на захваченных землях прибалтийских народов. В плане замки-кастели представляли собой четырёхугольник, обнесённый высокими каменными или деревянными стенами с башнями или без них, за которыми располагались жилые и хозяйственные постройки. По мнению ряда исследователей, прототипом для европейских кастелей, распространённых в Германии, Дании, Скандинавии и Прибалтике уже в ХII в., послужили древнеримские военные лагеря и оборонительные сооружения народов Ближнего Востока.

М.А. Ткачёв установил, что возведение на белорусских и литовских землях замков, подобных кастелям, не было механическим копированием чужих идей и планов. Местные строители рационально интерпретировали достижения оборонительного зодчества соседей с учётом конкретных задач обороны, местных строительных традиций и природных особенностей. Характерными чертами замков в Лиде, Креве и Медниках является их низинное размещение, большая площадь, обнесённая высокими стенами, и почти полное отсутствие в замке жилых строений. Это объясняется тем, что замки только во время опасности становились убежищем для городского и сельского населения, которое вместе с гарнизоном отбивало вражеские штурмы. В мирное время они обычно пустовали и охранялись немногочисленной стражей. В случае, если в замке жил князь, его покои размещались в башне. Низинное размещение замков снимало проблему обеспечения водой.

В первой половине ХIV в. на землях Западной Беларуси сложился своеобразный тип каменных замков-кастелей, которые сыграли важную роль в защите этой территории от рыцарских походов. Здесь получил развитие принцип фланкирующей стрельбы из башен, вынесенных за периметр стен. Плановая композиция четырёхугольного оборонительного сооружения на низком рельефе в дальнейшем станет характерной особенностью местной военной архитектуры ХV–ХVI вв. В конце ХIV — начале ХV в. по причине постоянных войн с Тевтонским орденом в Беларуси, Литве, Польше возводились новые и перестраивались старые замки. Возле главных переправ и бродов через Неман, Вилию и другие реки сооружались сложные системы укреплений из валов, деревянных завалов, башен и других преград из земли, камня и дерева.

В ХVI–ХVII вв. произошло усиление крепостничества, ослабление авторитета верховной власти при укреплении мощи отдельных магнатов, обострение внешнеполитического положения Великого княжества Литовского, а затем Речи Посполитой, что привело к ряду опустошительных войн. В это время произошли значительные изменения в сфере вооружения, тактики осады и обороны. Огромное значение обрело огнестрельное оружие, которое стало играть основную роль при осаде городов и замков. Вооружённые силы ВКЛ познакомились с огнестрельным оружием уже в первой половине ХIV в.

Непосредственным результатом введения артиллерии было увеличение толщины стен и диаметра башен, а затем и создание бастионной системы укреплений. Последняя, возникнув в Италии в конце ХV в., распространилась в ХVI–ХVII вв. по всей Европе. В середине ХVI в. замки с бастионными укреплениями уже строили в Беларуси.

Конец ХV — начало ХVI в. в истории Беларуси ознаменовались походами крымских татар, конец ХV — ХVII в. — острые военные конфликты с Русским государством. Это, а также феодальные усобицы и восстания крестьян послужило причиной и стимулом для энергичного строительства частновладельческих замков. Особенно широкий размах оно приобрело после Люблинской унии 1569 г. В ХV–ХVII вв. в Беларуси было сооружено большое количество частновладельческих замков. Одни из них возводились в традициях местного военного зодчества из традиционных местных материалов: дерева и полевого камня. В основу их архитектурно-планировочной композиции был положен тип четырёхугольной постройки с угловыми многоярусными фланкирующими башнями, вынесенными за периметр стен. Большинство подобных замков было построено на низком рельефе и имело дополнительные укрепления в виде рвов и валов с деревянными защитными конструкциями (Лысково, Мышь, Радунь, Запруды, Городок, Мир, Геранёны, Любча, Иказнь и др.). Такое же архитектурно-планировочное решение легло в основу храмов оборонного типа конца ХV — начала ХVI в. в Супрасле, Сынковичах, Маломажейкове и других местах. Особое место занимают феодальные замки, возведённые на высоких холмах (Гольшаны, Койданово, Клецк, Лоск) или на островах рек (Радошковичи). Линия их деревянных либо каменных стен иррегулярна в плане и обычно повторяла контуры возвышения.

Другая значительная группа памятников середины ХVI–ХVII в. тяготела к лучшим образцам европейского зодчества того времени, особенно к итальянской и голландской школам фортификации. Это главным образом замки с бастионной системой укреплений. Такое явление объясняется активными культурными связями белорусских земель с западноевропейскими странами и непосредственным участием приезжих зарубежных архитекторов в постройке замков крупных магнатов. Замки с бастионными укреплениями имелись в Заславле, Несвиже, Ляховичах, Жабере, Каролине (под Пинском), Мяделе и других местах. С конца ХVI в. подобные укрепления стали возводить в отдельных частновладельческих, а позже — в магдебургских городах.

Развитие огнестрельного оружия вносило свои коррективы в систему бастионной фортификации. Его возрастающая мощь показала недостатки старо- и новоитальянской систем укреплений. Такие сооружения были дорогостоящими и требовали значительного времени для возведения. Они плохо выдерживали удары ядер, взрывы которых к тому же порождали массу дополнительных каменных осколков, наносивших большой урон защитникам. Эти и другие недостатки были учтены в Нидерландах во время революции 1566–1609 гг. Низкий рельеф страны, избыток воды и недостаток средств научили голландцев возводить дешёвые земляные укрепления без каменной облицовки, вместо которой применялись фашины и дёрн. Валы стали более низкими, рвы — более широкими. Несомненные преимущества голландской системы укреплений обеспечили ей признание по всей Европе. В начале ХVII в. такие укрепления появились в Беларуси.

Огневая мощь магдебургских, «вольных городов» Беларуси этого времени значительна и многообразна. На вооружении гарнизонов имелись гаковницы («пищали затинные»), шмаковницы («картечницы»), шротовницы («дробовики»), «шмыговницы» (длинноствольные пушки, стрелявшие ядрами в 200–350 г), 12-ствольные «орга́ны», разнообразные мортиры и пушки.

Монументальное зодчество Беларуси конца ХV–ХVII вв. несёт на себе выразительные оборонительные черты. Особенно интенсивно строились и укреплялись частновладельческие замки и города. В то время в Беларуси, как и во многих европейских государствах, наблюдалась интенсивная инкастелляция храмов, т.е. их приспособление к нуждам обороны. В военном строительстве широко применялось дерево, полевой камень и большемерный бороздчатый кирпич-пальчатка. Основным техническим приёмом возведения кирпичных стен являлась «лусковая» кладка, при которой ядром стены являлась забутовка из щебня или мелких камней на извести, а «щёки» выкладывались из кирпича. Нижние зоны стен со второй половины ХIV в. обычно возводились из полевого камня. Каменную кладку выравнивали кирпичом, которым заполняли и щели между камнями.

С конца ХVII в. в Беларуси окончательно возобладала бастионная система укреплений. Однако военное строительство постепенно начинает затухать. Причиной была возросшая мощь и действенность артиллерии, перед которой старые города и замки уже не могли устоять. Их значение окончательно упало в конце ХVIII в. после присоединения Беларуси к Российской империи.

Таким образом, в эпоху Великого княжества Литовского военное зодчество на территории Беларуси достигло высокого уровня, отвечавшего требованиям тогдашнего военного искусства. Уходя своими корнями в традиции народного деревянного зодчества, оно творчески развивалось и совершенствовалось в тесной связи с культурой ближних и дальних соседей.

Фармат: Pdf.

Памер: 17,9 MB.

СКАЧАТЬ АВТОРЕФЕРАТ = СПАМПАВАЦЬ АЎТАРЭФЕРАТ.