Цивилизация: Точка зрения лорда Кеннета Кларка. 8 серия: Свет опыта (фильм, ВВС)

Цивилизация. Точка зрения лорда Кеннета Кларка. 8 серия Свет опытаФильм: Цивилизация: Точка зрения лорда Кеннета Кларка. 8 серия: Свет опыта.

Вид: Документальный.

Характеристика: Кеннет Кларк — английский историк искусства, критик и лектор, один из выдающихся искусствоведов ХХ в. Цикл телепередач «Цивилизация» был впервые показан ВВС в 1969–1970 гг. Одним из главных достоинств Кларка было его умение совмещать глубокий стилистический анализ с доступным объяснением смысла произведения искусства. Восьмая серия проекта «Цивилизация» — «Свет опыта». Действие происходит в Нидерландах и в Англии XVII в. Голландская живопись ХVII в. — зримое отражение перемены в мышлении, когда на смену божественным истинам пришли опыт, эксперимент и наблюдение. Эта перемена началась во время Реформации. Нидерланды экономически и интеллектуально были первой страной, которая извлекла выгоду из этой перемены. Вера в божественную суть мнений дурно влияла как католиков, так и на протестантов. В Голландии те и другие сжигали и пытали друг друга вплоть до середины ХVII в. Евреи, которые в Амстердаме были избавлены от преследований со стороны христиан, подвергали гонениям друг друга. Несмотря на это, в начале ХVII в. Нидерландам была присуща удивительная терпимость. Почти все великие книги, революционизировавшие мысль, были впервые напечатаны в Голландии. Каким же было это общество?

Мы знаем о Голландии этой эпохи больше, чем о каком-либо ином обществе (возможно, за исключением Рима I в.). Отражением господствующих в обществе идей является живопись. Произведения харлемского живописца Франса Халса жизнерадостны и искусны. Люди, изображённые им на групповых портретах, ещё не выглядят носителями новой философии. Но в них сквозит нечто новое. Они готовы объединить усилия в интересах общественного блага. Они собираются вместе и берут на себя корпоративную ответственность. Они могут себе это позволить, потому что у них есть досуг, а досуг у них есть, потому что у них есть деньги в банке. Они — первые зримые свидетельства буржуазной демократии. Эти люди являются практическим выражением философии, согласно которой всё сущее должно работать.


Амстердам был первым центром буржуазного капитализма. Он стал таковым после падения Антверпена — огромного международного порта на севере и главного банковского центра Европы. Следуя по каналам с восхитительными домами вдоль них, следует поразмышлять об экономической системе, которая родила эту благородную, уютную, гармоничную архитектуру. Капитал обеспечил досуг, движение вперёд и независимость. Он также позволил использовать излишек богатства для благородных занятий. Например, для выращивания тюльпанов. Первый классический пример бума и кризиса в капиталистической экономике связан не с сахаром, железными дорогами или нефтью, а с тюльпанами. В начале ХVII в. Голландия была обуреваема двумя страстями: научными изысканиями и зримой красотой. Тюльпаны были привезёны из Турции в ХVI веке, но именно профессору ботаники в Лейдене — первом ботаническом саду севера — суждено было открыть их непредсказуемое разнообразие. В 1634 г. голландцы были настолько подвержены этой мании, что один коллеционер отдал за луковицу тюльпана «Вице-король» 1 000 фунтов сыра, 4 быков, 8 свиней, 13 овец, кровать и костюм. Когда в 1637 г. спрос на тюльпаны резко упал, голландская экономика пережила сильнейшее потрясение.

Однако, она благоденствовала ещё более тридцати лет и родила немало восхитительных излишеств. К сожалению, увлечённость зрительными эффектами вскоре привела к самодовольству, чванству, что применительно к буржуазной демократии означает вульгарность. Именно это можно наблюдать в работах голландского живописца Питера де Хоха. В 60-х годах ХVII века он писал чудесные картины с ясными простыми интерьерами. Через 10 лет интерьеры приобрели изысканность, в них появилась испанская кожа с золотом. Люди стали богаче, картины — менее красивыми.

Буржуазный капитализм питал склонность к сентиментальности. Неудивительно, что ранние викторианские художники подражали картинам такого рода. Каждая картина содержит сюжет — это было голландское новшество. В дополнение к тривиальным историям философия наблюдения требовала соблюдения реализма в самом буквальном смысле. В начале XIX в. «Молодой бык» Паулюса Поттера был в Голландии одной из самых знаменитых картин. Это была одна из картин, которую Наполеон хотел украсть и поместить в Лувре.

Великим поэтом правды был Рембрандт. Он являлся сторонником того обращения к опыту, которое началось в период Реформации, которому сопутствовали первые переводы Библии, но которому пришлось ждать почти век, чтобы обрести визуальное выражение. Поначалу «правда» означала «реализм». Картина «Урок анатомии доктора Тульпа» — первая из является очевидным свидетельством связи Рембранта с интеллектуальной жизнью Голландии. Это его первая картина, имевшая большой успех в Амстердаме. Окружающие ведущего хирурга Тульпа люди — не студенты, а члены гильдии хирургов — что-то вроде правления попечителей. Тульпу нравилось, когда его называли «вторым Везалием». Везалий — первый великий современный анатом — также был голландцем. Тульп был человеком и врачом своей эпохи, он рекомендовал пациентам выпивать по 50 чашек чая в день. Однако, он был весьма удачлив — его сын стал английским баронетом.

Рембрандт был связан с интеллектуальной жизнью своего времени не столь внешним и квазиофициальным путём. Куда значимее были его иллюстрации к Библии. С самого начала Рембрандт стремился запечатлеть то, как люди раскрывают свои чувства. По мере того, как его искусство становилось более глубоким, ему удавалось сделать это со всё большей тонкостью. Один из примеров — картина «Еврейская свадьба». Никто не знает его подлинного названия, но то, что хотел передать Рембрандт — очевидно. Это изображение родившейся любви — чудесного сочетания богатства, нежности и доверия. Богатство выражено в том, как написаны рукава, нежность — в том, как лежат руки, доверие — в характере лиц.

Самые сокровенные мысли Рембрандта о жизни с бо́льшей силой выражены в его рисунках и офортах. Его офорты, вероятно, наивысшее графическое достижение со времён гравюр Дюрера. Подобно Дюреру, Рембрандт вложил в них больше, чем в свои картины. Один из наиболее известных его офортов — «Христос, исцеляющий больных». Концепция произведения оригинальна. Справа от Христа изображено страдающее человечество — бедняки, везущие немощных родных. Слева — состоятельные люди, сомневающиеся, критикующие. Удивительно то, что это великое толстовское изображение жизни создавалось во времена Ришельё и начала Версаля.

Невозможно говорить о Рембрандте, не упоминая литературный элемент его творчества. Его ум был поглощён Библией. Как первые переводчики понимали, что им придётся выучить древнееврейский, чтобы от них не ускользнула ни одна частица истины, так и Рембрандт дружил с евреями в Амстердаме и часто посещал синагоги, чтобы узнать то, что могло пролить ещё больше света на раннюю историю еврейского народа. Но в конце концов тем, что Рембрандт использовал для истолкования Библии, оказалась жизнь, которую он видел вокруг себя. Глядя на его рисунки и офорты, часто не знаешь, что изображено: жизненные наблюдения или иллюстрация Священного Писания — настолько срослись в его уме эти два опыта. Хотел ли Рембрандт изобразить святого Петра за молитвой или просто увидел набожного старика-соседа, напомнившего деяния апостолов?

Математика виделась людям ХVII в. воплощением того, что опыт может быть сопряжён с разумом. Этой мысли придерживался французский учёный Рене Декарт. Он некоторое время жил в Голландии возле Харлема, и Франс Халс написал его портрет. Подобно Леонардо да Винчи, Декарт интересовался всем. Его наблюдения были сведены к одной философской системе — крайнему скептицизму. «Я мыслю — следовательно, существую», — говорил он. Он призывал сомневаться во всём, кроме своего права сомневаться. Декарт хотел отмести предвзятые мнения и положить в основу всего опыт, свободный от привычек и условностей.

В живописи эти идеи воплощал Питер Са́нредам — непревзойдённый мастер церковных интерьеров. Он делал рисунки с натуры в 30-х гг. ХVII в. и часто хранил их у себя в 10–15 лет, пока в изображаемых интерьерах не появлялась завершённость. Он очень точно расставлял акценты. Его картины тяготеют не столько к опыту, сколько к разуму.

Во многом сродни Декарту был и Ян Вермеер. Вероятно, не было художника, который столь точно следовал тому, что сообщало зрение. В его произведениях мало стилистических ухищрений и условностей стиля. В своих полотнах Вермееру удавалось сохранять атмосферу полного натурализма. При этом из изображённых на полотнах оконных рам и музыкальных инструментов он создавал шедевры абстрактного дизайна. Являются ли пропорции предметом расчётов или он определял их интуитивно? Бесполезно задавать этот вопрос — Вермеер был в этом неуловим. Любовь к свету связывает его с другими великими современниками. В ХVII в. свет стал предметом научных изысканий, что отражено на картинах Вермеера. С поразительным мастерством он заставлял ощутить движение света. Он любил показывать, как свет падает на белую стену, а потом, чтобы сделать его ещё более ощутимым, направлял на слегка потрескавшуюся карту. На его картинах изображены по меньшей мере четыре карты. Полюбовавшись игрой света на их поверхности, мы вспоминаем, что голландцы были великими картографами своего времени.

В решимости точно изображать то, что он видит, Вермеер отнюдь не пренебрегал техническими новшествами, которыми гордилась его страна. Фигуры на некоторых его полотнах имеют преувеличенные пропорции, присущие фотографии. Подозревают, что Вермеер смотрел сквозь линзу в ящик с матовым стеклом и писал точно то, что видел. Это ощущается на картине с женщиной, наливающей молоко. Свет, отражаемый маленькими бусинами, невиден невооружённым глазом, но возникнет в видоискателе старомодной камеры.

Спокойная камерность де Хоха и Вермеера, насыщенная образность Рембрандта достигли своего зенита примерно в 1660 г. В это время в Англии существовала группа натурфилософов, которым предстояло создать Королевское общество: Кристофер Рен — молодой геометр, который был в то время профессором астрономии, Роберт Бойль — «отец химии», Эдмунд Галлей — открыватель комет. Над всеми этими замечательными учёными возвышался Исаак Ньютон. Произведения Ньютона стали вершиной века наблюдения. ХVII век был эпохой научных приборов. Телескоп, изобретённый в Голландии и усовершенствованный Галилеем, сделал доступными пониманию небесные тела. Микроскоп позволил голландцу Левенгуку обнаружить в капле воды новые миры. Искусство и наука ещё не существовали порознь, поэтому сугубо научные приборы того времени весьма изящны. Это было время надежды на то, что человек научится разумно осваивать окружающую среду и создаст более совершенное общество.

Обращение к опыту стало триумфом для западного ума. Человек Западной Европы создал орудия мысли, выделившие его среди других народов мира. Дальнейшее развитие означало возникновение индустриального общества. Произошло преобразование существующего порядка вещей и нарастание противоречий между экономической целесообразностью, практическими потребностями и эстетической составляющей жизни. Архитектурные шедевры, подобные перестроенному под нужды военно-морского госпиталя Гринвичскому дворцу в Великобритании, стали считаться излишествами и пустой тратой денег.

Фильм взят из общедоступных источников. Сайт Adverbum.org не содержит видеофайлов, а предлагает ссылки на них. Ссылки на фильмы предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Если ссылка не работает, пожалуйста, сообщите об этом в комментариях либо через форму связи.